здоровье официальный сайт

Лечение депрессии. Внезапное улучшение в качестве предупреждающего сигнала

Leczenie depresji. Nagła poprawa jako sygnał ostrzegawczy0

 

Тогда риск самоубийственных попыток может возрасти. Покушение на убийство не всегда является признаком депрессии. Беседа с психиатром, профессором Петром Галецким.

Профессор, бывает, что депрессивный человек совершает попытку самоубийства, иногда эффективную. Окружающая среда потрясена, но и удивлена. Ближайшие доклады: «Ведь он уже улыбался, строил планы, просто боролся с опасной болезнью, должен был уехать в отпуск. Вы не могли видеть, что с ним что-то не так. Ты ведь ничего не видел, не так ли?

Есть один критический момент в лечении депрессии, когда риск самоубийственной смерти очень высок. Парадоксально, но это не тот момент, когда человек находится в тяжелой депрессии. Почему? Потому что тогда такой человек явно безразличен, жив он или нет, и у него нет сил что-либо делать. Кроме того, следует помнить о том, что очень часто человек в депрессии сопровождается сильным страхом. И мы приходим к ситуации, когда этот пациент наконец приходит к нам за помощью и получает антидепрессанты. Они начинают работать со второй по третью неделю приема, но полная ремиссия — снятие симптомов — достигается со второго по третий месяц приема.

В этой терапии есть подвох: антидепрессанты сначала снижают тревогу. Что это вызывает? Мы имеем дело с пациентом, который имеет суицидальные мысли, низкую самооценку, чувство вины, изолирует себя, думает, что все плохое, что происходит, произошло через него, и он является бременем для всей его среды. Однако, если он испытывает беспокойство, он боится покушаться на самоубийство.

После двух-трех недель применения антидепрессанта, пациент больше не боится, но все еще имеет низкую самооценку, большое чувство вины, и убежден, что он является бременем для всех. Именно здесь чаще всего происходят попытки самоубийства, и именно поэтому этот первый период лечения, если у пациента есть мысли и склонности к самоубийству, имеет решающее значение.

Больным парадоксом является то, что глубоко подавленный человек убежден, что совершать самоубийства рационально и на благо других — это единственно верное решение. С ее точки зрения, в результате болезни, конец ее жизни решает все проблемы: эта пациентка не имеет надежды на улучшение ситуации, и в то же время глубоко убежден, что она является бременем для других, поэтому, умирая, она решает свои и чужие проблемы.

Трагедия в том, что, когда он принимает это, по его мнению, идеальное решение, его состояние улучшается. В конце концов, он избавился от невыносимого бремени и нашел решение! Многие пациенты на данном этапе ведут свой бизнес: административный, банковский и т.д.

Я помню пациента, который страдал от депрессии. Ее муж занимался бизнесом, а она управляла домом. После первой неудачной попытки самоубийства она начала лечение. И примерно через полгода она предприняла еще одну попытку — на этот раз, к сожалению, эффективную. Мой муж не мог этого понять, потому что состояние пациента кардинально улучшилось. После ее смерти он обнаружил, что она все подготовила: оставила подписанные документы с счетами, инструкции о том, что делать, что делать, что платить за следующий счет. Эта женщина все спланировала и подготовила, она «обезопасила» своих близких от от отъезда. К сожалению, часто в такой ситуации, когда человек, страдающий депрессией, принимает решение о смерти, мы можем только случайно предотвратить ее.

Итак, для человека, страдающего от депрессии и мыслей о самоубийстве, совет…

…ты должен быть очень осторожен, много говорить и смотреть за любимым человеком. Если кто-то страдает депрессией относительно долгое время и внезапно происходит улучшение, то, как это ни парадоксально, необходимо повысить бдительность. В больнице мы следуем этому правилу: у нас пациент с тяжелым депрессивным эпизодом, и внезапно в течение недели он поправляется и хочет покинуть больницу, мы делаем все возможное, чтобы удержать его в течение следующих двух недель.

Депрессия стала модной болезнью?

Может быть не столько модным, сколько не вызывающим стыда. И благодаря этому раскрывается его реальное распространение в обществе. Это, пожалуй, единственное психиатрическое отделение, пациенты которого не стыдятся. Никто не признает, что у него случился психоз, что у него был бред, что у него шизофрения. С другой стороны, депрессия — это своего рода болезнь, от которой все могут заболеть.

Проводится кампания «Лица депрессии». Знаменитые люди говорят о своей борьбе с этой болезнью, даже не менее упорно, чем олимпийский чемпион. Таким образом, нет ли опасности эффекта Вертера, т.е. угрозы того, что он станет болезнью, которую целесообразно иметь?

Всегда есть такой риск. Но даже когда мы не говорили о депрессии, в кабинет врача приходили люди, утверждавшие, что долгое время страдали от нее, и после тщательного обследования выяснилось, что это не депрессия. В психиатрии известно, что существует феномен гравитации или моделирования симптомов или ситуаций, когда психическое заболевание становится оправданием или способом избежать ответственности. Это не новость для психиатра.

Так как же психиатр узнает, имеет ли он дело с простой депрессией, депрессией, расстройством личности или с каким-либо другим психическим состоянием, кроме депрессии?

Депрессивный синдром может возникнуть в ходе различных заболеваний. Это может произойти при биполярном расстройстве, шизофрении, болезни Альцгеймера, лобно-временном синдроме слабоумия. Это другое заболевание, как депрессия и другой набор депрессивных симптомов при различных заболеваниях.

В отличие от внешности, отличить их друг от друга несложно. Важен временной критерий, т.е. нарушение функционирования во всех сферах жизни на протяжении не менее двух недель, а также группа симптомов, характерных для депрессии: пониженное настроение, неспособность чувствовать радость или постоянное ощущение усталости. В дифференциальной диагностике самое серьезное внимание следует уделять личностным расстройствам, таким как пограничные или гистрионные расстройства.

Почему?

Потому что для некоторых типов аномально сформированной личности характерны краткосрочные реакции с депрессивным синдромом. В таких случаях они являются проявлением неудовлетворенности или конфликта ожиданий. Случается, что молодая женщина появляется в отделении неотложной помощи психиатрической больницы и сообщает, что у нее уже было шесть попыток самоубийства в виде нанесения себе телесных повреждений. Кроме того, эти самоубийственные травмы имели место после любовной связи или конфликта с другим человеком, и симптомы депрессии длились несколько дней и проходили тогда, когда ожидания человека оправдались. В такой ситуации мы не имеем дело с депрессивным эпизодом, и лечение такого человека от депрессии было бы ошибкой, потому что мы лечим не то, что является причиной нарушения функционирования. Диагноз — мать терапевта. В медицине, конечно, нет ничего легкого, и человек с пограничной личностью может страдать от тяжелого депрессивного эпизода. Поэтому врач, которому приходится иметь дело с таким человеком, должен провести тщательный диагноз. Психологическое обследование, выявляющее установленные личностные особенности пациента, помогает при дифференциальном диагнозе.

Пожалуйста, расскажите нам об этих расстройствах личности. Почему у таких людей есть признаки депрессивного синдрома?

Пограничная и гистограмматическая личность — это аномальные типы личности, в которых доминируют очень нестабильная эмоциональность и театральность поведения. Люди с пограничной личностью часто калечат себя, и такие действия, как правило, носят демонстративный характер в ответ на конфликт ожиданий. У этих людей часто возникают проблемы с их идентичностью, включая сексуальную идентичность, и они вступают в интенсивные, бурные, но краткосрочные отношения, которые резко заканчиваются.

Человек с исторической личностью также характеризуется нестабильной эмоциональностью, но всегда хочет быть в центре внимания, ведет себя театрально или даже вызывающе, иногда младенчески, для достижения этой цели. Если исторический человек теряет сознание, он не будет делать этого дома, когда его никто не видит, а в церкви или школе. Если она не достигнет своей цели быть в центре внимания, она может попытаться достичь ее даже с помощью попытки самоубийства. Вопрос лечения в такой ситуации полностью отличается от вопроса депрессии.

С ними тоже нужно обращаться?

Да, и что важно, фармакотерапия играет второстепенную роль в лечении расстройств личности. Это необходимо только в условиях сильных кризисов, часто с использованием успокаивающих средств, снижающих импульсивность. Ключевым моментом, однако, является психотерапия, иногда длительная — она может длиться даже несколько лет. В отличие от депрессивных эпизодов, когда основным лечением является фармакотерапия, хотя лучшие результаты достигаются сочетанием фармакотерапии и психотерапии.

Психотерапия также особенно важна, когда личность человека, находящегося в середине депрессивного эпизода, характеризуется признаками или набором признаков, которые являются фактором риска рецидива депрессии. Психотерапия также рекомендуется, когда по крайней мере частичная ремиссия (симптомы расстройства повернут вспять) депрессии или депрессии достигает умеренного уровня. Зачем? Это так, что период ремиссии, т.е. состояние, когда нет симптомов депрессии, длится дольше, или потому, что в результате психотерапии этот человек больше не будет впадать в депрессию. Это тем более важно, что, к сожалению, если человек один раз впадает в депрессию, в его жизни обычно происходит от трех до пяти депрессивных эпизодов.

Юстина Войтек выступила с докладом
Петр Галецкий, психиатр — окончил Военно-медицинскую академию. Он начал свою академическую карьеру сразу после окончания университета, но он также является клиницистом. Научный интерес — автор ряда научных публикаций и популяризатор знаний о психических заболеваниях, биологических и генетических патомеханизмах психических заболеваний, в особенности депрессии и шизофрении. Его абилитационная диссертация касалась генетических факторов, преобразующих депрессивные эпизоды, и в настоящее время он работает на кафедре психиатрии взрослых в Лодзинском медицинском университете и является национальным консультантом в области психиатрии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *